чувство красоты против чувства родины

Марина спросила, что именно мне нравилось в Италии. В музеях я мало понимаю, в архитектуре тоже, хотя и нравится. А больше всего, наверное — ходить по старому городу, шагать по мостовым и наблюдать за бытовой доделанностью.

Вот в кафе заходит здоровый такой рабочий, в оранжевой спецовке, в шапке вязаной, прячет в карман измазанные цементом рукавицы. И... кофеёк себе заказывает. 

Collapse )

вселенная бросается на нас со всех сторон

Мы с Мариной пришли из Планетария и пытаемся вспомнить, о чём нам только что рассказали.

— Ну вот наша галактика — Солнечная система, она...
— ... она не галактика, а система. Поэтому она так и называется.
— А Волосы... кого-то там?
— Вероники. Это скопление галактик.
— Так, окей. А спиральная галактика?
— Это такая штука, похожая на хачапури по-аджарски.
— О, точно!
— Ну вот, мы оседлали доступные нам уровни смыслов.

Когда я в детстве ходил в планетарий на Горьковской, это было событие. Там по-особенному пахло — так пахнет космос, когда тебе 12 лет.

Collapse )

***

— Как называется, когда разработчик всё умеет сам?

— Full stack developer.

— А если постоянно приходится при этом собирать всё из говна и палок?

— Shit stick developer.

опистодом и архитрав

Читал про собор Санта-Мария-дель-Фьоре во Флоренции. Очнулся на десятом переходе в Википедии на слове «антаблемент». Иногда удивительно, сколько новых знаний можно получить за час и насколько всё равно, какие они.

Collapse )

мост глупости

Питерские аборигены в курсе, но вообще довольно любопытно. В Петербурге есть мост, об который регулярно бьются Газели и прочие автомобили высотой больше 2,7 метра. 

Истребительный путепровод получил официальное название — Мост Глупости. Его теперь даже в новостях так называют.

Collapse )

рырыры

Я плохо выговариваю букву «Р» и подруга меня подстёбывает. В петербургском стиле:

— Скажи: «Шарфик из Эрарты»!

Эрарта — это музей современного искусства в Питере такой. Но культурная жизнь города не стоит на месте, в Зимний Дворец завезли новые выставки, поэтому стёб обновился:

— Скажи: «Шедевры Рембрандта и Вермеера в Эрмитаже»!

за неделю до конца света

Я тут отвечал на вопрос, как бы я повёл себя в ситуации, когда через неделю человечество погибнет от астероида. И все знают об этом. Всё, финита, никак не спастись. Что бы вы делали в оставшиеся дни?

Collapse )

Зимой в Италии

В который раз, пока ждал в аэропорту вылета, потянуло почитать «Раздумья ездового пса» Ершова. Хоть немного, хоть главу. Не ритуал, просто хочется.

Есть удовольствие от тугого ускорения и вида удаляющейся земли, а есть удовольствие от понимания, как всё работает. Вот «Раздумья...» как раз присоединяют к полёту и ты вроде уже не просто сидишь кульком в кресле, а ждешь определенных звуков, прислушиваешься к ним, мысленно представляешь себе кабину и чем в ней занят экипаж.

Collapse )

сочинение

Приснилось, как нас с одноклассниками, взрослых уже, собрали в школе и дали почитать наше последнее сочинение.

Я сижу за своей партой, предпоследней в левом ряду, учительница русского языка раздает тетради. Жду свою с привычной оценкой 5/3 — «пять» за содержание и орфографию, «три» за объем. Ублюдский трояк «за объем» — я отказываюсь это понимать.

Collapse )

Просто больше не из чего делать

Я легко верю в плохое и с трудом — в хорошее. Точнее, я верю только в то хорошее, которое неким неоднозначным образом получилось из плохого. Вроде как «добро можно делать только из зла, потому что его просто больше не из чего делать».

Collapse )