gleb_klinov

Categories:

Шутить про всё

В интернете опять кто-то про что-то пошутил и у всех пошла ноздрями пена. Я по этому поводу могу сказать, что шутить можно про всё. Серьёзно. Иначе мы все обречены.

Озвучил подруге эту мысль и тут же получил по мозгам. Вообще все те два раза, когда я вслух говорил, что шутить можно про всё — небо над горизонтом сразу темнело.

Но я, как видите, урока из этого не извлёк.

Почему-то все уверены, что если человек сказал, что шутить можно про всё, то шутить он начнёт прямо сейчас и на самые адовые темы. Вот только встанет так, чтоб всем его было видно, и начнёт.

Подруга спросила, знаю ли я, что такое trigger warning, а я сразу спросил, знает ли она, что такое culture of outrage. «Конечно, знаю!», — сказали мы хором и прервались на минутное гугление.

Так вот culture of outrage — это современная привычка выбешиваться вообще на всё. Стоит вам сказать или сделать что-то безобидное — тут же придёт толпа с вилами и объяснит, почему вы мразь. Количество толп не ограничено.

А trigger warning — это когда вы сначала сами ищете эту толпу (это легко, просто идите на свет факелов) и говорите им, что собираетесь сказать очень, очень неприятную вещь, поэтому, пожалуйста, закройте ушки и глазки.

Мне, конечно, остаётся только склониться перед требованиями современности, но я считаю всё это довольно странным. Ну то есть, мне надо почти в каждом случае предупреждать собеседника, читателя или зрителя, что он увидит что-то такое, отчего у него что-нибудь может случиться внутри головы. Серьёзно, что ли?

Да нам в таком случае надо всем постоянно ходить с табличкой на груди. А я не хочу с табличкой.

***
Была в нашем разговоре и серьезная часть с примером, над которым мне пришлось подумать.

Подруга спросила, будь я в комнате с несколькими людьми, стал бы я шутить, например, про изнасилование, зная на сто процентов, что кто-то здесь испытает от моей шутки ретравматизацию и после этого совершит самоубийство. Или не самоубийство, а впадёт в депрессию и будет вынужден принимать препараты. Или не впадет, а просто в деталях прочувствует заново тот свой травмирующий опыт. 

И скорее всего, в этой условной компании человек из шести обязательно найдётся та или тот, кто насилие пережил. Процентов 90%.

И я говорю: нет, не стал бы шутить ни в первом, ни во втором, ни в третьем случае.

Но.

Тут-то и появляется то, что позволяет шутить на любые темы. Мне важен вот этот допуск, этот люфт между ста процентами и реальностью — именно он определяет жизнь. Не обязательно в компании есть такой человек, не обязательно я об этом знаю, не обязательно он испытает описанные чувства. И важна способность самостоятельно в конкретной ситуации решить, стоит шутить или не стоит.

Главное, не дойти до того, чтобы отнять у человека право капитально облажаться со своей шуточкой.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.