gleb_klinov

Categories:

Калининград в октябре: лирика

В прошлой части была «Практика» — конспект отпуска в Кёниге с фактами, деньгами и местами. Сейчас время лирики — историй, фотографий и впечатлений.

ЛИРИКА

Каждый раз в аэропорту меня ждёт пирожное «Опера», мой отпускной фетиш. Марина знает, поэтому сразу идёт в сторону Шоколадницы. 

— Марина, я, кажется, в этот раз не хочу пирожное...
— Ого. А если в полёте что-то случится? Не будешь ли ты в последние минуты жизни жалеть, что не съел пирожное?
— Я подумал об этом и поэтому перед выходом из дома съел киндер-шоколадку. На всякий случай.

*** 

Представьте себе пилота, не выговаривающего букву «Р». И не просто пилота, а того, который «рррад пррриветствовать вас на боррту Эйрбас Тррриста Девятнадцать, соверршающего рррейс по маррршрруту номер тррриста девяносто один из Санкт-Петербурррга в Калинингрррад!»

Куршская коса

Это такая полоса земли в сто километров длиной. От Калининградской области и до литовской Клайпеды. Вдоль косы посередине лес, а по бокам песок, дюны. На фотографии как раз кусок авандюны и это главный геморрой тех, кто работает на Куршской косе.

Вживую выглядит не очень впечатляюще. Приложение-аудиогид завышает ожидания, рассказывая о невероятных усилиях по спасению великолепных, грандиозных дюн.
Вживую выглядит не очень впечатляюще. Приложение-аудиогид завышает ожидания, рассказывая о невероятных усилиях по спасению великолепных, грандиозных дюн.

Дюна — она как курс рубля: что бы ни происходило — на неё это негативно влияет. Она то разрушается, то размывается, и надо все время держать её в тонусе, подсаживать травку, деревца, вбивать колышки и запрещать по ней ходить. Люди занимаются этим десятилетиями!

Аудиогид говорит, что один шаг по дюне может привести в движение 2 тонны песка. Две тонны, представляете? Я вообще ни на что в своей жизни не могу так повлиять. Сразу захотелось потоптаться там как следует.

Ходить по песку можно только в специально предназначенных для этого местах, например, по пляжу со стороны Балтики.

Танцующий лес

Ходить по этому лесу нельзя, только по деревянным настилам или огороженным дорожкам. Выглядит довольно странно: с одной стороны дорожки — нормальные прямые сосны, разве что чуть наклоненные из-за постоянных ветров. С другой — массово завёрнутые винтом. Почему так, никто не знает.

Зоопарк

Зоопарк в Кёниге большой и как архитектурное сооружение впечатляющий — скалы, каньоны, какие-то многоярусные сооружения. Но пообветшавший, местами похож то на заброшенный пионерлагерь, то на дачный посёлок.

Что сказать про зверей... Еноты — венец творения. Хоть как-то к ним приблизиться может только гигантский муравьед.

Вольер с медведями выглядит как скала из «Короля-льва» и немного пугает. Во-первых, медведь может стоять в двух метрах от тебя и разделяет вас только ров, который, кажется, медведю не особенно помешает. А во-вторых, к ограде прикреплены таблички с надписью, что тут всё ветхое и зоопарк отремонтирует вольер и ограду, когда будут деньги.

Светлогорск

Светлогорск, как по мне, похож на Юрмалу. По крайней мере в несезон. Променад вдоль набережной, главная улица с лавками и кафешками, глинтвейн на каждом углу. Или такова участь всех курортных городков, я не знаю. 

Набережная свежепостроенная, огромная, с дорожками, настилами, скамейками и прочим. Как у такого маленького города получилась такая большая набережная — решительно непонятно.

Интересно, кто и как вбивал этот миллион свай и как получилось так ровно
Интересно, кто и как вбивал этот миллион свай и как получилось так ровно
Над ветреным пейзажем тревожно реют чайки, ветер дует за капюшон. Красиво и холодно — чего ещё про Балтику сказатьБалтийск
Над ветреным пейзажем тревожно реют чайки, ветер дует за капюшон. Красиво и холодно — чего ещё про Балтику сказатьБалтийск

Балтийск

Балтийские военно-морские лебеди — настоящие звери, эскадрилья «смерть с небес». Могут за три минуты обосрать торпедный катер до потери им плавучести и красиво уйти на сверхмалой в сторону заката. Клювы красные, как кровь товарищей, лапы чёрные, как корпуса боевых подлодок, души чёрствые, как батон, за который они несут свою неусыпную вахту.

Балтийск — военный город, поэтому тут всё строго и граница на замке.

...и никому (ничему) никогда (навсегда) здесь не пройти (не проехать)
...и никому (ничему) никогда (навсегда) здесь не пройти (не проехать)

Перед плацем вечно и неподвижно летит над волной торпедный катер. У причала ремзавода стоят корабли и рыбак цвета корабля ловит рыбку.

Внутри крепости Пиллау действующая воинская часть. На площади у здания казармы вечно и неподвижно летит над асфальтом машина полевой кухни. Машина спряталась за бассейном-тренажером для подводной стрельбы. Нет, это не «какая-то зелёная бочка», а бассейн-тренажер!

На фото видно, что у казармы три этажа и третий надстроен. Изначально было два, потому что третий бы высовывался по высоте из-за стен крепости, а это небезопасно, кругом враги. Но сейчас уже можно, на стенах крепости растёт лес и никому вокруг ничего не видно.

Лес на стенах вырос (или его посадили) уже после Второй мировой. А вот к моменту, когда крепость Пиллау только выстроили в камне — это было идеальное по тем временам защитное сооружение. «Те времена» — это конец 17 века, насколько я услышал. Форма пятиконечной звезды, по углам бастионы, вокруг ров с водой и каждая из стен снаружи защищена равелином. И вокруг равелинов тоже ров с водой. И никакого леса — всё должно быть видно.

Экскурсовод рассказывала про взятие Балтийска и крепости Пиллау в апреле 1945 года. Мясорубка была страшная, конечно. И как всегда у нас бывает — в Москве уже салют в честь взятия, а в Балтийске ещё несколько дней бьются насмерть за подходы к крепости.

Под крепостью были катакомбы, возможно даже в несколько слоёв, но немцы, конечно, заминировали там всё, а наши, чтоб не возиться и не губить (ха) солдат, залили там всё бетоном. Исследователи горюют по катакомбам, но пока в крепости воинская часть, сделать ничего особенно не могут. 

Бывшие казармы ветшают. На этой казарме даже каким-то чудом уцелела прусская ещё табличка — «Казарма №08, год 1800»
Бывшие казармы ветшают. На этой казарме даже каким-то чудом уцелела прусская ещё табличка — «Казарма №08, год 1800»
В катакомбах внутри стен — экспозиция с находками времен войны
В катакомбах внутри стен — экспозиция с находками времен войны

А теперь представьте картину, которую видели мы. Вы на самом краю России, в захолустном полувоенном городке. В крепости. Кругом катакомбы, казармы, облезлый кирпич и никого. И тут в ворота медленно вползает и неспеша подруливает к казарме красный блестящий Ягуар. Комендант гарнизона прибыл.

Янтарный

Примчались в поселок Янтарный, чтоб успеть до темноты и посмотреть «самый чистый пляж в России». А заодно — закат. Успели.

В Янтарный ведёт живописная, но довольно опасная дорога. Две полосы, почти нет обочины, а вдоль дороги по обеим сторонам плотной очередью стоят толстые раскидистые деревья. И образуют коридор. Шоссе извивается, извивается и коридор. А ночью коридор светится налепленными на деревья отражателями.

Калининградские прогулки

Стоим на пешеходном переходе, ждём зелёный свет. Из толпы напротив срывается бабушка и в одиночку уверенно переходит на красный.
— Вот почему, — спрашивает Марина, — на красный переходят именно бабушки?
— Ну слушай... «Дедушка старый — ему все равно».
— ...они же ещё малоподвижные, не смогут увернуться. Машина поедет — и капут.
— В декорациях Кёнигсберга слово «капут» звучит особенно точно.

Из-за зданий «Рыбной деревни» выглядывает новая калининградская синагога. На воротах синагоги баннер с надписью: «МЫ ТАКИ ОТКРЫЛИСЬ!»
Из-за зданий «Рыбной деревни» выглядывает новая калининградская синагога. На воротах синагоги баннер с надписью: «МЫ ТАКИ ОТКРЫЛИСЬ!»

***
Кто-то прошел нам навстречу, я провафлил, а Марина заметила:
— Смотри! Женщина в пальто из пледов.

Там правда было что-то очень флисовое с бежевыми цветами.
— Марина, а хочешь тоже пальто из пледа? Ну из того большого, зелёного.
— Он толстый, там не пальто, целая шуба получится.
— Ещё и лучше, шуба из пледа, эксклюзив!
— Да какая в Питере шуба, сам подумай.
— А ты в ней в метро.
— Так жарко же.
— А ты надушись, как в последний раз.
— Так к шубе сапоги же ещё надо.
— Белые возьмём, замшевые.
— Оооо!
— Оооо!

***
Возле кафе у дома постоянно паркуются крутые тачки крутых цветов. То матовый бордовый БМВ, то трепетно-салатовый Порше, то молочно-асфальтовый Рэйнж. Вот и сегодня — выходим, а там купе Мерседес глубокого маслично-зеленого цвета, темного, как лист агавы. А ещё дождь и по нему стекают капли и, короче, хочется просто взять и со скрипом облизать его полированный бок.

И я такой:
— Оооо, Марина, смотри-какой-цве-е-ет!
— Темно-... зелёный?
— Да нет же, это охрененно-зеленый цвет!
— То есть, следуя известной картинке, мужчины в отличие от женщин, различают всего семь цветов. Но это пока дело не касается автомобилей?
— Диапазон мужских цветов легко расширяется вдвое за счёт добавления слова «охрененно».

***
Бабушка в аэропорту Кёнига крестит взлетающие самолёты. И мы, конечно, все понимаем, что это ерунда, но я теперь слежу одним глазом, как бы она не пропустила очередной взлёт. А то ведь без благословения хер куда долетишь.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.