gleb_klinov

Category:

Ждёт Алтай и лошади ждут. Часть третья

Первая часть, в которой Аркадий рвётся в горы, ест блинчики и снаряжает коня.

Вторая часть, где Аркадий продирается сквозь лес и вспоминает туризм.

***

Наутро один из походников отказался продолжать путь.

Кажется, звали его Владимир, но Аркадий про себя дал ему глупую кличку «Ботинки» — за колоритные потертые ботинки, которые напоминали о похождениях Индианы Джонса. Аркадий постоянно цеплялся за них взглядом и жалел, что ботинки классные, а хозяин им достался такое говно.

Весь предыдущий день, пока они ехали на «буханке» к началу маршрута, Владимир-Ботинки отеческим тоном говорил, что с ним, опытным походником, новички могут не переживать! Когда оказалось, что проводником будет молоденькая конопатая Катя — Ботинки скривился и недовольно засопел. Сопение продолжалось весь следующий день и вечер, а наутро он решил, что ходить под началом всяких Кать недостойно его ботинковской персоны.

И казалось бы, скатертью по жопе, но отпустить его обратно без присмотра было нельзя. Пришлось пожертвовать местным юношей, которого конюхи взяли с собой в качестве подмастерья. Их посадили вдвоём на одну лошадь и отправили на базу. Один из конюхов сказал им вслед что-то на своём широколицем языке. Языка никто не знал, но все поняли.

Катя расстроенно варила кашу — наверное, думала, что дело действительно в ней. Хотя всем остальным в лагере было понятно, что нет. Аркадию тоже было понятно, но его опять больше заботила собственная промежность, чем чужие душевные раны. Уж таковы мужчины, ничего не поделаешь.

До перевала шли по тайге. Потом лес заканчивался, уступая место низкорослым деревцам и кустикам ягеля. К середине дня они поднялись почти до хребта и остановились на короткий привал. В прогалинах белел снег и смотреть на это было странно — конец июля, футболка на спине вся мокрая от пота, а тут вдруг снег.
Аркадий зачерпнул снег и слепил снежок, помедлил и откусил кусочек. Снег был вкусный — такой бывает вода, когда очень хочется пить, только ещё вкуснее.

Катя сказала, что вечерняя стоянка будет у озера, и Аркадий почувствовал, что хочет на вечернюю стоянку прямо сейчас.

«Ох!» — сказал он непроизвольно. «А купаться в этом озере можно?»
«М-можно...» — Катя покосилась на него с сомнением. Аркадий сомнения не заметил и воодушевился ещё сильнее.
«Купаться буду!» — заявил он тут же Оле. «А вы будете купаться?» — спросил он у каждого из группы. В общем, когда они дошли до стоянки, все уже знали, что Аркадий Будет Купаться.

Озеро действительно было. Маленькое как, наверное, все горные озера, оно тускло рябило чуть в стороне от стоянки. Все слезли с коней и посмотрели на Аркадия глазами, в которых читалось: «Ну, давай!». Кроме него, купаться никто не собирался.

Аркадий вытащил полотенце и хотел раздеться прямо в лагере, но решил подождать до воды. Солнце спряталось, поднялся ветер и вообще наступал вечер, а они вышли на теневую сторону перевала.
Озеро было мелкое, из под прозрачной воды блестели камни. Аркадий стянул одежду, разложив её на ягеле в форме себя.

И аккуратно поставил в воду левую ступню.

Когда он вслед за ней поставил правую — левая уже успела окоченеть. Аркадий сделал с десяток шагов вглубь озера и часто задышал, стараясь не трястись всем телом. Острые камни не давали спокойно идти, конечности стремительно теряли чувствительность. Ещё пять шагов. Глубь поглотила Аркадия чуть выше лодыжек.
Он обернулся и тоскливо посмотрел в сторону лагеря — эх, сейчас бы к костру... если бы его кто-нибудь развёл. Но все стояли, поглощённые зрелищем — со стороны движение Аркадия по озеру напоминало святое хождение по воде.

Нужно было срочно начинать купание. И тогда Аркадий лёг прямо там, где стоял.

Камни впились в спину, от холода затрясло ещё сильнее и вода вокруг пошла мелкой рябью — примерно так выглядит в тазу работающая ультразвуковая стиральная машинка. Лёжа на дне, Аркадий высунул на поверхность голову, как черепаха Тортилла, и нелепыми движениями потёр себе грудь и живот, изображая помывку.
После чего быстро, насколько позволяли ему застывшие члены, поднялся из воды и встал во весь рост. Подул свежий горный ветер и с наветренной стороны Аркадий покрылся такими крупными мурашками, что чуть не потерял равновесие.

Трясясь как в лихорадке, он проковылял до берега и начал вытираться. В лагере наконец спохватились и кто-то занялся костром.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.