gleb_klinov

Categories:

«Воздушный бой»: хлоеморец

Ребята, я тут кино посмотрел. С большой буквы Хэ, потому что с Хлоей.

В общем, Вторая Мировая, Хлоя Морец летит на самолёте, и сначала всё не падает, не падает, а потом падает. Самолёт — военный бомбардировщик типа Б-52.

Начало — чистый порнофильм. Белокурая бестия с губами, с глазами, с кудрями в компании четверы... пятеры... короче, скольки-то мужиков, невозможно понять, скольки. 

Там всего-то экипаж одного бомбардировщика, но они как будто постоянно подсаживаются новые. Типа, когда все уже отмочили шуточку про Хлою, появляется свежий мужик и тоже мочит. 

Хлоя лезет в самолёт с толстой сумкой на ремне, это он, это он, Хлоя-лётный-офицер. С секретной миссией, поэтому её должны взять.

Мужики запихивают Хлою в пулемётную башню под днищем самолёта, чтобы она там командовала сама собой. А секретную сумку вида квадратный чемодан берёт под свой контроль один из самых симпатичных лётчиков.

Забыл сказать. Фильм очень короткий, буквально час-двадцать, поэтому Хлоя с самого начала уже с рукой на перевязи и с фингалом под глазом. Всё равно ж потом поранится, а время — деньги.

Хлоя летит и злится, мужики по рации потешаются, самолёт скрипит и по чуть-чуть теряет мелкие части. Вокруг тревожная грозовая ночь.

И тут Хлоя видит гремлина. Гремлин шкандыбает по обшивке. Сам он размером с Хлою, а Хлоя вообще довольно приличная.

Гремлин ставит Хлою в неудобное положение. 

Потому что он, извините, всё-таки гремлин, и ей надо бы доложить по рации наверх, но её и так уже засмеяли в три слоя, а тут ещё и в психические запишут.

— Блять!— думает Хлоя. И говорит, что, кхм, приём-приём, видит, ну... движение. Скажем так.

Наверху взрываются хохотом. Хлоя недоумевает, как её угораздило лететь между гремлином и гоблинами.

Тем временем гремлин заходит со спины, резко открывает люк пулеметной башни и — ААААА!  — пугает Хлою.

Хлоя пугается, кричит, лупит гремлина, захлопывает перед ним люк. В дверце люка и стенке башни есть петельки для стопора. Чтобы люк не открылся снова, Хлоя вставляет в петельки палец.

Гремлин дёргает дверцу на себя, палец ломается.

Хлоя кричит.

Гремлин просовывает длинную когтистую лапу и до крови цепляет Хлою почти что за правую грудь.

Хлоя кричит.

Пока одной рукой Хлоя кричит, второй она нащупывает у себя на теле револьвер, потом патрон, потом заряжает, потом нервно щелкает барабаном и наконец стреляет в гремлина через дверцу. Гремлин пугается.

Хлоя достает из петельки кривой палец и распрямляет его себе обратно. Кричит. И стонет.

Всякий мой респект русскому переводу — кричит и стонет Хлоя так выразительно, будто это всё ещё порнофильм.

Распрямлённая Хлоя надевает наушники рации. Там мужики как раз спрашивают, какого черта Хлоя стреляла и у неё что, есть пистолет?! Хлоя говорит, что это не она, не стреляла, и пистолета у нее нет. 

Мужики спрашивают, чего она тогда кричала.

Хлоя говорит, что испугалась птицу.

Мужики записывают Хлою в психические.

Чтобы как-то разрядить обстановку, прилетает японский самолёт и начинает приближаться к ним снизу. Мужики сверху самолёт не видят, а Хлоя видит и просит разрешения у капитана дать японцам прикурить. 

«Точно психическая»,— думают наверху. В это время внизу непослушная Хлоя взводит пулемёты и прикуривает японцу. Прикуренный японец падает, дымя.

Мужики сразу прощают Хлое все свои сексистские шуточки и высказывают готовность взять её взамуж буквально один за другим.

На середине признаний кто-то вдруг озадачивается, откуда всё же у Хлои пистолет, какой-то странный акцент, умение мочить из спаренных пулемётов и вообще давай выходи из башни, разберёмся. Хлоя баррикадируется в башне, заклинивая механизм. 

Нет, в этот раз не пальцем, хотя я прям ждал.

Мужики говорят, что раз так, они откроют секретную сумку и сами всё выяснят. Хлоя морец, то есть, тьфу, молит их не открывать, а защитник сумки даже немного идёт против товарищей. Но они отнимают сумку,  открывают, видят там маленького ребёнка и удивляются. 

А я как раз накануне посмотрел «Тихое место 2» и дети в сумках меня пока не удивляют.

Дальше идёт короткая вставка из Санта-Барбары о нелегкой судьбе, мужьях, любовниках, трагедии разделенной семьи и короче, защитник сумки, оказывается, Хлое любовь, а ребенку отец.

И это уже ни в какой порнофильм не лезет, согласитесь. И все замерли, как будто к ним едет ревизор.

Теперь обстановку разряжает гремлин. Он начинает курочить самолёт снаружи, а потом пробирается внутрь, вешает там кому-то люлей и крадёт сумчатое дитя.

Потом нагло высовывается из раскуроченного днища самолёта, обнимает сумку и машет Хлое языком. Хлоя высовывается из башни и палит в гремлина из револьвера. Гремлин сбегает, сумка повисает на железке и болтается над бездной.

Хлоя говорит «Ах так!» и начинает карабкаться по днищу летящего самолёта к висящей сумке. 

Хлоя карабкается.

В процессе Хлоя много стонет и немножко кричит.

На стоны прилетают три японских самолёта и начинают изумлённо летать вокруг Хлои, постреливая.

Один сбивает пулеметную башню, оставляя вместо нее дырку в самолёте снизу.

Хлоя добирается до сумки, ловит её «в последний момент» (тм), и вместе с ней карабкается обратно. Повисает на краю дырки из-под башни, закидывает сумку внутрь фюзеляжа.

И срывается вниз. 

Ровно в этот момент под падающей Хлоей пролетает падающий японский истребитель и взрывается. От взрывной волны падающая Хлоя меняет направление и закидывается через дырку точнёхонько внутрь самолёта.

Над Хлоей склоняется один из мужиков и говорит, что вот это она здорово залезла в самолёт и он готов жениться хоть сейчас. 

В ту же секунду его убивают пулеметной очередью.

Другой мужик рядом на полу борется с гремлином. Хлоя помогает ему и бьёт гремлина по башке.

Мужик удивляется, как она смогла забраться в самолёт, тут же случайно открывает бомболюк и выпадает через него наружу.

Хлоя опять бьёт гремлина и тот выпадает из самолёта через дверь. Тут мы узнаём, что гремлин ещё и крылатый.

Самолёт тем временем почти полностью состоит из открытых отверстий.

Хлоя пробирается в кабину, где капитан интересуется, как это она выбралась из пулемётной башни. Через секунду капитан умирает, простреленный японцами в пяти местах.

Хлоя кричит второму пилоту, что надо  садиться, а сама бежит в хвост самолёта, где ещё один мужик. Кажется, она хочет предупредить его, чтоб он не спрашивал, как она забралась в самолёт. Но он спрашивает и разбрызгивается мозгами по палубе.

Мужики реально на исходе. Второй пилот, один стрелок и отец рёбенка с самим ребёнком.

Хлоя садится за штурвал и спрашивает второго пилота, хули они так пикируют, если надо тихонечко сесть.

Пилот говорит, что у них заклинило руль высоты и Хлоя предлагает перевернуть самолёт пузом кверху, чтобы руль высоты сработал в нужную для них сторону. 

Они берутся за штурвалы. Пилот кричит. Хлоя кричит. Самолёт хочет, чтобы всё уже поскорее закончилось.

Они летят некоторое время вверх тормашками, а потом переворачивают самолёт обратно и шлепаются на пузо посреди заливных лугов.

Держась друг за друга, они выбегают из самолёта и самолёт с видимым облегчением взрывается.

Все устало стоят. Отец ребёнка, который вообще-то до этого всего не знал, что он отец, встаёт перед Хлоей на колено и собирается предложить ей жениться прямо взаправду, а не как остальные члены экипажа.

Тут из-за угла выбегает гремлин, даёт отцу быстрого леща, хватает сумку с дитём и бежит через ручей.

Хлоя включает яжмать, догоняет гремлина, бьёт по башке, отнимает сумку и возвращает отцу.

И поворачивается обратно к сидящему в ручье гремлину. 

И отрывает себе рукав, чтоб не мешал.

Гремлин начинает, хромая, убегать.

Хлоя снова догоняет его, опрокидывает на спину и начинает тяжёло, жестоко, по-черному бить. 

Мужики стоят поодаль и смотрят, как Хлоя методично вбивает гремлина в дно ручья.

Хлоя ломает гремлину когтистую лапу и втыкает ему её в горло.

Потом возвращается к отцу, берёт ребенка и  начинает кормить его грудью, глядя в тревожную даль.

***
Приходите читать ещё в телеграмку: Глеб Борисыч

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.