Глеб Клинов (gleb_klinov) wrote,
Глеб Клинов
gleb_klinov

Category:

Рассказ «Чудовище»

Когда я в первый раз читал «Расстрелять» и «Расстрелять-II» Александра Покровского, я икал от смеха, утирал выступавшие на глазах от хохота слезы и делал перерывы, чтобы прийти в себя.
У него было еще много книг потом, и они теперь занимают в книжных магазинах целую полку, но все же первые две были непревзойденны.

Частенько вспоминаю тамошние фразочки в разных жизненных ситуациях, хотя чаще не говорю их вслух, а то как-то не всегда уместно от души ругнуться.

Вот дальше целиком приведу тут один из коротеньких рассказов, из которых в общем состоят обе две книги:

Чудовище. (Александр Покровский «Расстрелять-II»)

В мичмане Саахове было шестьдесят килограмм живого веса при росте от
пола один метр тридцать четыре сантиметра.
Были люди в экипаже, которые мечтали его или убить, или сдать живьем в
кунсткамеру Петра Первого.
Своими малюсенькими руками он мог совершить на лодке любую доступную
человечеству аварию. К работе он допускался только под наблюдением. Без
наблюдения что-нибудь происходило.
С начала межпоходового ремонта он брал в руки гнутую трубу и ходил с
нею везде и всюду до конца ремонта,
Так он был безопасен.
— Где сейчас чудовище?
— В первом. Там редуктор ВВД травит.
— Он что, там один, что ли?
— Да...
— С ума все посходили. Он же сейчас убьется или пол-лодки разнесет.
— Да что он, совсем дурной?..
Чудовище отловили в тот момент, когда оно, прикусив язык, с вожделением
откручивало предохранительный клапан редуктора высокого давления — редуктора
ВВД; осторожное, как на минном поле, миллиметр за миллиметром оно крутило,
останавливалось, прислушивалось ухом и опять крутило, внимательно наблюдая
за всем этим своими малюсенькими, остренькими человеческими глазенками.
С той стороны его караулило четыреста килограмм.
— ПАРАЗИТИНА!!!
Так никто из людей еще не орал. Старшина команды дал ему грандиозную
затрещину и тут же влет, как по футбольному мячу, стукнул ногой по заду.
Любому другому затрещина такой величины оторвала бы голову, а удар по
заду оторвал бы зад.
— Убить меня хочешь?! — орал старшина. — Зарезать?! В тюрьму посадить?!
Мозги захотел на переборку?! Ну, ладно тебя, дурака, убьет, черт с ним, но
я-то за что страдаю?!
Через минуту старшина уже сделал редуктор и успокоился.
— Слушай, Серега, — сказал он, — лучше б тебя убило. Я вот так подумал,
честное слово, ну сдал бы я эту несчастную десятку на погребение и
успокоился навсегда. Сидел бы дома и знал, что все на свете хорошо: лодка не
утонула, ты — в гробу...
Серега в этот момент сокрушался. В этом он был большой мастер, большой
специалист. Вешал голову и сокрушался. Лучше него никто не сокрушался.
Но иногда... иногда в нем, как болезнь, просыпалась первобытная жажда
труда, и тогда он удирал от всех, он исчезал из поля зрения и приходил в
свой отсек. Он ходил по пустому отсеку хозяином, человеком, властелином
металла; он ходил по отсеку и подходил к работе; он подходил к работе, как
скрипач к скрипке перед извлечением из нее божественных звуков; он брался за
работу, делал ее и... взрывался.
Однажды взорвался компрессор: блок осушки веером разнесло в мелочь; на
палубе выгородки на каждом квадратном сантиметре лежал маленький рваный
осколок.
Блок осушки рванул у Сереги в руках, но на нем не было ни единой
царапины: Серега был целенький, как в свой первый день.
Лодку встряхнуло. Из центрального и из других отсеков в первый бежали
все кто мог.
— Где чудовище? — спрашивали на бегу.
— В первом! — отвечали и молотили сильнее. Навстречу им через
переборку, как слоненок из слона, вылезал Серега. Он встал наконец и
затрясся курдючным задом.
Когда Серега отошел от потрясения, он рассказал, как это все произошло
в его ловких ручонках. При этом он пользовался только тремя словами — «я»,
«оно» и «вот».
— Я — вот, — говорил он, и глаза его вылезали из орбит от пережитого, —
а оно — вот! Я — вот! А оно — вот!!!
В конце концов его продали на берег.
Ходили продавать всем экипажем. Сначала предлагали всем подряд за
бутылку спирта, но из-за такой маленькой посуды его никто не брал. В конце
концов сговорились за ведро, А потом еще добавили.
Чудовище, покорно сменив хозяев, вздохнуло и, обмякшее, осталось на
берегу.
А все остальные вздохнули и ушли в автономку.

Блог Клинова Глеба.

Tags: книги
Subscribe

  • Фортран для всех

    Пару месяцев назад подарил другу «Энциклопедию Профессора Фортрана». Ну потому что это классика и ностальжи — у нас обоих в детстве была, потом его…

  • «Ясно, понятно». Кого понимают — тот и сильней

    Мы поговорим о новой книге Максима Ильяхова «Ясно, понятно». Это продолжение самой оранжевой книги последних лет — «Пиши, сокращай».…

  • Книга

    n2twHbXVK4vqUDgYdM8LG8 Забрал из доставки новую книжку Полозковой и, чёрт, какая же она красивая. И сейчас вообще неважно, как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments