Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

День рождения

У Марины день рождения сегодня. И она супер, конечно. 

Она как-то терпит меня — круглосуточно.

Делает сальто, фляк и рондат — дважды в неделю.

Ест «Ягодные лукошки» — каждое утро.

Не толстеет при этом — уж простите.

С полдевятого утра — рулит кастомер-сервисом морской линии.

Не верит наслово — проверяет.

Ломает — и чинит сама.

Входя в магазин — телепортируется по нему.

Предпочитает котлетки — с пюрешкой.

Заразившись идеей — действует.

Лезет на самую верхотуру — и свешивается.

С хорошей рукой — рэйзит на префлопе.

Заваривает кофе — во френч-прессе.

Не спит на пассажирском — чтобы не усыплять водителя.

Ищет головоломки — и решает их.

И. Ничего. Не. Боится.
Кроме пауков.
Но для этого у неё есть я.

Девятое не для нас

Кажется, наша задача несколько сложнее — она в том, чтобы не гордиться. Перестать гордиться.

«Мы победили в войне» — это такая, знаете, фигура речи. «Победить в войне» звучит примерно так же, как «выиграть землетрясение».

Война проиграна уже потому, что она была. Я могу рассуждать так, потому что не переживал войну и у меня нет этих эмоций очевидца. Но если уж оставаться в рамках слова «победа», то не мы с вами победили, а они — те, кто участвовал.

Collapse )

Повторить

9 мая на носу и началось опять: «Можем повторить! Можем повторить!» Не можешь ты, блять, повторить — у тебя телефон к вечеру сядет.

Что помогает чувствовать себя хорошо

Я в общем люблю чувствовать себя хорошо. И провожу иногда (под день рождения обычно) ревизию собственной головы, чтобы понять, по каким вешкам я там сейчас ориентируюсь. Так вот, есть несколько мыслей — и возникших изнутри, и пришедших снаружи — которые помогают мне чувствовать себя хорошо.

В своей жизни ты главный. Твоя жизнь — это всё, что внутри, и буквально чуть-чуть снаружи. И кроме тебя, у тебя там внутри никого нет. Давай ты будешь ориентироваться на себя самого, потому что, знаешь, больше не на кого.

А вот в жизни вообще — ты не главный. В каждый момент и в каждой ситуации мир прекрасно проживет без тебя и не заметит. Тебе никто ничего не должен.

Есть мнение, что никто никому ничего не должен. Может, и так, но я не очень его разделяю в такой формулировке. Вот лично мне — никто не должен. А у меня самого есть какие-то обязанности, привязанности — мне так комфортней.

Если ты чувствуешь себя плохо — не обязательно сразу с этим что-то делать. Не бросайся натужно улучшать. Замри. В большинстве случаев всё пройдёт само и довольно скоро и нет этому особой причины. Просто сейчас самое время пойти помыть посуду.

Тебя никто не может обидеть. Вообще никто никого не может обидеть. Обидеться ты можешь только сам. Только сам. К слову об «оскорблениях чувств». Сложно придумать более разрушительную вещь, чем обида.

Будь доволен, когда ты доволен, и доволен, когда ты недоволен. Кажется, что недовольство возникает тогда, когда что-то идёт не так, неправильно. Но нет, обычно всё идёт как надо — и это просто я почему-то недоволен. Почувствуй разницу между «это неправильно — и поэтому я недоволен» и «все нормально, просто я почему-то недоволен». Во втором случае положение становится управляемым и поводья у меня в руках.

Ощущение, что «что-то неправильно», «так не должно быть», «я так не хочу», «я так не могу» — это всё убеждения. Убеждения — это твой грубый фильтр реальности, который отфильтровывает вообще почти всё.

Обращай внимание туда, где хочешь, чтобы что-то появилось. На работу, на проблему, на человека, на себя. Нет ничего более ценного. Вообще главная человеческая способность — это направленный поток внимания.

И... и была ещё какая-то мысль, но я забыл.

Про Рождество у Римского-Корсакова

Вчера в музее-квартире Н. А. Римского-Корсакова давали орган. И струнный плекторный бас. И что такое струнный плекторный бас — это вы сами поищите, если интересно. Меня если спросить, я скажу, мол, это что-нибудь вроде мега-мандолины. Для реальных музыкантов времен Иоганна нашего Себастьяна Баха. В общем, таким нехитрым образом удалось принять участие в качестве зрителя в органном фестивале «Рождество у Римского-Корсакова».

Как говорят, мероприятие традиционное и ежегодное, но мы, неучи, побывали и в музее Римского-Корсакова в целом, и на мероприятии в частности, впервые.

Некоторое недоумение возникло, когда я пришел во двор на Загородном проспекте 28 и увидел здание музея. Обычное такое здание. Ну ничем не напоминающее сооружение, в котором может быть установлен орган. Струнный бас — легко, а вот орган — нет. Зал оказался умеренного размера большой комнаты, а орган оказался электронный, со множеством светящихся оранжевым кнопочек (как на пульте какой-нибудь электростанции, почему-то такая ассоциация была).

В ходе концерта в очередной раз возник вопрос: почему (пачему-у-у?!) стулья или кресла в большинстве помещений, предназначенных для прослушивания классической музыки устанавливаются такие,  что в ходе концерта сидящий думает только о своей спине и ж..., но никак не о музыке? Или таким образом отсеивают только реально вштыренных ценителей, которые могут наслаждаться органно-струнными произведениями даже сидя на раскаленных иглах?.. Вот и я не знаю.

Тем не менее, я постепенно как-то влился, попривык и к концу воспринимал происходящее вполне гармонично. Звучит — хорошо. Струнный плекторный бас тренькал и перебирался крайне аутентично, средневеково и... в общем, композиторы прошлого определенно понимали в музыке побольше нашего, значительно побольше.

Впитал новую информацию, музыку и атмосферу. Сидел и слушал не зря.

Запись опубликована Блог Клинова Глеба. You can comment here or there.