Tags: прошлое

Студенческая история

Не знаю, есть ли у вас история, когда вас искали по лесу. У меня есть. Классическая студенческая. Однажды на втором курсе ко мне подошел приятель Кирюша и предложил поехать на выходные загород, отдохнуть. И в глазах у него заплескался алкоголь.

У многих есть такой приятель — не в плане алкоголя, а в плане руинирования жизней. Он обещает веселье, а несёт только раздрай и неприятности.

Каждое моё столкновение с Кирюшей заканчивалось проблемами. Пару раз нас чуть не забрали в ментовку. Один раз он попросил мою новенькую камеру на секунду и потом в сервисе мне написали, что приняли в ремонт «объектив россыпью».

Сам он при этом как будто находился в центре торнадо, то есть разрушения происходили только вокруг, а у него всё было нормально. Но тогда, на втором курсе, я это понял ещё не до конца. К тому же я был скромный, меня редко куда-то звали, тем более в компанию. И согласился.

Collapse )

Шалаши

Когда я был маленький, я строил шалаши. Я тащился от шалашей. Кайфовал. Был, чёрт побери, опьянён шалашами!

Сезон без построенного шалаша просто не шёл в счёт жизни. Стоило мне попасть из города куда-нибудь на дачу или в деревню — тут же начиналось строительство.

Я строил на земле, под землёй и в воздухе. Сколачивал из досок, слеплял из снега, сгибал из живых деревьев или вил из веток, как тетерев.

Самое главное — шалаш мне был не нужен. Нужен был процесс возведения.

Collapse )

В заброшенных деревнях

Написал про пустую деревню, с фотографиями.  

Фотографий много, все с подписями и сюда в один пост не поместятся. Поэтому не здесь, а в моём блоге. Если захочется почитать — черкните потом в комментах, какая фотография больше впечатлила. 

Любопытно, как это выглядит со стороны не знакомого напрямую с местом читателя.

http://glebklinov.ru/all/v-zabroshennyh-derevnyah/

Дачное искупление

Знаете ли вы, каково это — убить человека. Я знаю, потому что однажды уже убил. 

Ну то есть как убил, не совсем, конечно. Но почти целый час — а это очень долго! — этот человек для меня был мёртв. И пал он от моей руки, в прямом смысле. От левой, потому что я левша.

Я гостил у бабушки на даче, в дачном поселке. Мне было, кажется, лет десять, а жертву звали Даня. Он был мой приятель и сосед. 

Мы с Даней носились по улицам, ходили на речку, катались на тарзанке и без всякого сожаления тратили те невероятно длинные, не в пример нынешним, дни. 

А на соседней улице меняли трубы. Трубы проходили прямо вдоль проезжей части под землёй, поэтому одна половина улицы представляла собой длинный котлован, а вторая — горную гряду. 

На дне котлована лежали две толстые трубы, а по бокам и между ними стояла вода. Коммунальные службы точно знают, как должно выглядеть место для игр. Мы прыгали по трубам, взбирались на кучу земли, снова спускались с неё и так часа три. И вообще не скучно, идеально!

А потом мне остро понадобилось кинуть камень и я сразу его взял и кинул. Потому что когда тебе десять лет и до школы еще два летних месяца, ты обычно так и поступаешь. Берёшь и делаешь.

План был перебросить камень через насыпь, чтобы он упал в котлован за ней и сделал плюх. Камень я взял побольше, чтобы плюх был посильней. 

Размахнулся и метнул так сильно и высоко, как мог — даже пальцы на руке немного закололо! В этот момент на вершине насыпи появился Даня и встал в полный рост. 

Collapse )

Пляжи, вулканы и демоны

Пляжи опасны. Размякшего на солнце человека легко уговорить на что угодно, даже на спорт. Особенно если ему при этом улыбаться, особенно если женщиной.

Так мы и попались. Улыбчивая немка Андреа предложила нам подняться на вулкан по вполне доступной цене. Они с пляжем были заодно и знали, что отсюда горы кажутся ниже. Андреа называлась «Представитель по планированию отдыха». Как мы узнали потом, в классификации демонов этот — один из самых опасных.

Экскурсий на вулкан было две  — лайт и фулл.

Те, кто выбирают «Лайт», поднимаются в гору на фуникулёре и 10 минут идут от него до вершины, так ничего и не поняв в скалолазании. Те, кто выбирают «Фулл»,  потом спрашивают, почему было написано не «Хард».

Мы выбрали «Фулл», потому что пляж грел, Андреа улыбалась, а свежий морской бриз отгонял исходящий от неё запах серы. Нам обещали два с половиной часа прогулки со слегка увеличенной частотой пульса и великолепными пейзажами.

На следующее утро мы приехали на старт, готовые успешно противостоять высокогорному климату. Соломенная шляпа с полями идеально гармонировала с тельняшкой. Имиджмейкеры советовали дополнить образ сандалиями, но звезда не послушалась, взяла кроссовки.

Стартовать надо было с противоположной от фуникулера стороны горы. Видимо, чтобы туристы не пытались в прыжке уцепиться за кабинку и уплыть по воздуху к вершине.

Collapse )

Собака сенбернар

У нас однажды был сенбернар и звали его, конечно, Бетховен. Ну а как ещё могут звать сенбернара в России во второй половине девяностых годов? 

На 85 килограммов сенбернарьего веса приходилось 20 кило бело-рыжей шерсти и не менее 10 литров слюней в сутки. Бетховен жил у деда в деревне, вкусно ел, сладко спал и главное — исправно подходил чесать бок. 

Collapse )

Юбилей моста

Есть у нас в Петербурге добрая шоферская традиция — пытаться проехать на Газели под одним мостом. Дело, конечно, не в том, чтобы проехать, а в том, чтобы попытаться.

А вчера у традиции был значимый юбилей — двухсотая попытка!
В честь него вспоминаю заметку-посвящение.

***
В Петербурге есть мост, об который регулярно бьются Газели и прочие автомобили высотой больше 2,7 метра.

Истребительный путепровод получил официальное название — Мост Глупости. Его теперь даже в новостях так называют и на Яндекс.картах.

Казалось бы, нельзя что ли как-то предупреждать водителей? На дороге, конечно, нужно быть внимательным, но давайте честно себе признаемся: половина действий происходит на автомате, а еще четверть — на авось.

Тем не менее, борьба за безаварийность началась.

Сначала нижнюю кромку моста покрасили в аварийные цвета.
— Ба-бах! — врезалась в свежую краску Газель.

Поставили дополнительные дорожные знаки — «внимание», «высота 2,7 метра».
— Ба-бах! — у моста появился собственный аккаунт в твиттере.

Потом повесили на перила моста баннер с надписью «Опасно! Низкий мост. Газель не проедет!»
— Ба-бах! — в новостях появился заголовок «Под мостом с надписью «Газель не проедет» в Петербурге застряла 146-я машина».

150-я Газель разметала содержимое кузова по дороге 27 мая, в День Города. Вице-губернатор Албин пообещал решить проблему в течение трёх дней. У моста поставили картонную фигуру супермена с лицом вице-губернатора.
— Ба-бах! — супермен не помог.

Collapse )

Вот это для мужчин

Ходил на мужской тренинг. Ну... для мужчин. Мужской тренинг для мужчин.

Не сейчас, давно — я тогда еще рассчитывал стать настоящим мужчиной. Сильным, умным, храбрым и с большим сердцем... так, стоп. Выходит, если сложить Льва, Железного Дровосека и Страшилу, то получится один настоящий мужчина. В этом, кстати, что-то есть, но давайте не будем зацикливаться.

Последствия у тренинга были, если по правде, хорошие — в виде друзей, новых дел и разных интересных открытий. Но то последствия, предвидеть их нельзя, поэтому вернёмся в исходную точку.

В общем, на тренинге предстояло пройти физически и психологические испытания и стать мужчиной за три дня. Если отбросить пафос, планировался какой-то мордобой и унижение, а мы должны были держаться.

Первый день я опущу почти целиком, скажу только, что пришлось звонить бывшему начальнику и бывшей девушке с идиотскими вопросами, а в конце дня у меня на лбу было зеленкой написано слово «Олень». Я там нарушил какое-то правило, даже не понял, какое. Но в любом случае продержался лучше тех, у кого на лбу было написано слово «Ебанько».

Ещё каждого из нас попросили выбрать среди присутствующих самого неприятного ему человека. Мы выбрали.
— Вот, — сказали нам после этого. — Это теперь ваш напарник и лучший друг.

Самое интересное началось на второй день. Не буду рассказывать всё, только отдельные вспышки.

Полдевятого утра мы собрались в вестибюле спорткомплекса и ждали, когда психологические испытания сменятся физическими.

Collapse )

Дождь

Когда в первый раз сел за руль — пошёл дождь. Дед сказал, что хороший знак. Показал, куда жать и как, подложил подушку — одну, другую. Выехали на разбитой грунтовки дугу и... «Отпускать сцепление надо плавно, знай».
То была какая-то взрослая новизна.

Я тянусь к педали носком, и лесную дорогу вижу едва, а дорога — сказка. Промелькнет косуля в кустах, над прогалиной кружит ястреб или, может, сокол, не умею их различать. Вот доедем — и нас позовут обедать, поставят чай.
Обязательно кто-то поставит чай.

Под рукой поворотник, и дворники под рукой. Поворотник нужен, чтоб видел тебя другой. Дворники — чтобы самому разглядеть дорогу. Лобовое от капель  плавится понемногу. Дождь пылит по песку и над лесом висит парчой.
Ты включи на один щелчок.

Дворник смахивает вправо и держит послушно паузу, как фагот. За окошком лето. Ткань сидений нагрета и ветра ладонь нагрета — мне ерошит волосы. Я вдыхаю его, но тут кончается пауза.
Дворник смахивает влево.

Дождь идёт — и нам без него никак. Память тоненько жжёт, как на сгибе ладони порез бумажный. Дождь любой прекращает идти однажды. Но пока идёт.
И это хороший знак.

А ну-ка, убери свой чемоданчик!

Было это давно, поэтому история вся из разряда ностальгии по глупому, но прекрасному пубертату. Кто помнит себя подростком — добро пожаловать.

История началась, когда мы решили поехать в бойскаутский лагерь. Хотя я бы не сказал, что то было осознанное решение. Такое бывает — ты просто говоришь «да, давай», а вспомнив через много лет, думаешь «ну и зачем?»

Но друг предложил, впереди были осенние школьные каникулы, а мне вообще не очень часто предлагают приключения. Тем более в средних классах. Мы даже, кажется, приходили во Дворец Пионеров, чтобы лично засвидетельствовать согласие ехать куда-то загород и жить там две недели в пацанской компании в конце октября.

Я, конечно, помню не всё, но несколько эпизодов запомнились довольно остро.

Collapse )